Блеск и нищета проектного подхода в государственном управлении

Интересная история случилась не так давно. Волей случая пришлось столкнуться с ситуацией, связанной с реализацией проекта в структурах государственного сектора (слишком высокое ведомство, умолчу какое), структура властная. В консалтинге любая деятельность проектная. Но и государство у нас сейчас тоже ориентированно на внедрение проектного подхода в управлении (вот уже несколько лет как). Вот с этой ситуацией я и столкнулась.

Проект большой, интересный, рассчитан на несколько лет, требует как формирования концепции, так и формирования технического задания. С концепцией примерно определились. А вот с техническим заданием «заминочка» вышла. Решили, что технические задания (детальные) будут формироваться ежегодно. Это хорошо, если есть общее направление движения – то детализация целесообразна ежегодно – подкрутить, дорихтовать. Все на это согласились. И вот техническое задание первого года. Написали, содержательно утрясли, соотнеслись с требованиями законодательных актов высшего уровня по проекту и срокам реализации, сформировали календарный план, согласно установленным срокам по законодательным актам. Передали заказчику. Вот здесь и началась история с проектным подходом в государственном управлении.

Здесь не буду рассуждать о том, насколько хороша (плоха) идея проектного подхода в управлении на государственном уровне. Большинство из читающих знакомы, как с плюсами, так и с минусами реализации проектной деятельности. И о людях, которые участвовали в этом проекте, рассуждать тоже не стану (люди, как люди: кто-то функционер, кто-то администратор, кто-то исполнитель). Затрону один объективный вопрос: реализация проекта государственного уровня и использования инструментов проектного управления. А именно, одного конкретного инструмента в части программного обеспечения – Microsoft Project (думаю большинство знакомо с таким продуктом, как минимум, кто не работал, так хотя бы слышал о нем). Далее Microsoft Project буду обозначать как MSP. Сама знакома с этим инструментом давно, года с 2005. Инструмент отличный, как раз под работу с проектами сконструирован. Вещь удобная, вносишь всю информацию: и тебе планируется проект, его реализация (заложенный в программу алгоритм просчитывает, подсказки дает, если что не так). Можно отслеживать прогресс, вносить данные, сравнивать фактические показатели и плановые. Любой каприз (кажется, я даже всех функций и возможностей данного продукта до сих пор не знаю, нахожу каждый раз что-то новое).

Календарный план с установленными сроками, этапами работ и требованиями к работам был передан первый раз в таблице Excel. Требований к форме представления не было.  После ознакомления заказчик попросил представить календарный план в другом виде (кстати, в каком другом – сказано не было, это тоже частая норма в консалтинге). Ок. Подумали, согласовали форму – передали календарный план по новой форме (сроки уже изменили, по первоначальным срокам, с имеющимися ресурсами, в установленный график не вписывались). Ждем. Еще правки, правки, правки, все в части календарного плана (не те цвета в таблице, не те слова – к срокам вопросов нет). Суть: клиент / заказчик не хочет брать на себя ответственность за результат реализации работ в своей части. Тоже история не редкая (страна у нас видимо такая, принцип иждивенчества в крови). Очередная встреча – очередное согласование. Итог: «Может вы по тех.заданию диаграмму Ганта сделаете?».  А что не сделать? Вечером высылаем заказчику шаблон проекта (там все: и диаграмма, и задачи, и ресурсы). Получаем письмо – вложение не открывается – не известное вложение. Неожиданно (все-все перепроверили), начинаем выяснять какая версия MSP у заказчика. Выясняется – такой программы у него просто нет. Хорошо – переводим в pdf (выход всегда есть) – направляем.

Здесь нужно отметить особенности сохранения проектов в pdf  — возможность корректировки отсутствует, сама диаграмма (проект годовой) читается сложно, но это уже особенности – продукты разные, производители разные, pdf продукт, не предназначенный для управления проектной деятельностью, как программный инструмент.

Снова три недели обсуждений: того, что график не видно, почему столбцы так называются, а не иначе (так программа запрограммирована), что значит столбец «предшественники» (это задачи, позволяющие увязать задачи между собой),  почему в pdf редактировать нельзя, почему график не меняется — как картинка сохранен и проч., проч., проч. Настойчиво предлагаем приехать с ноутбуком познакомить с программой – заказчик отказывается. Переписка в письмах. Спрашивает: как работать с таким календарным планом, чтобы менять и все менялось – предлагаем установить MSP, дать ноутбук в пользование, работать в Excel – от всего отказ.

Время идет, установленные сроки уже просрочены месяца на 3 в среднем (приступить не можем, нет окончательного «ок»). Да, принципиальных возражений по техническому заданию нет, просто может форму другую календарного плана? И можно мы ничего согласовывать не будем, а вы будете отчитываться. Подход настораживает.

В процессе переговоров проект уже формируем под новые сроки. Заказчик возмущен – сроки должны быть изначальные и даже меньше, желательно недели на три для каждой из контрольных точек – иначе отчет не успеют оформить по своему шаблону. А здесь нужно исследование провести, структуру построить и еще, чтобы простроенная структура показала результаты работы, запланированные к концу года. Субподрядчики, с которыми начали вести переговоры – крутят пальцем у виска и отказываются (в принципе понятно: задачи и сроки их реализации должны быть адекватными, а время — ресурс не восполняемый, здесь речи об адекватности уже не идет).

А с заказчиком продолжаем редактировать календарный план: добрались до понятия «вехи». Это контрольные точки по проекту, отклонение по которым позволяет прогнозировать и оценивать реализацию проекта (они отмечаются одним днем). Как уже сказала, контрольные точки мы изменили на будущий период, клиент в истерике – верните, как по законодательным актам. Объясняем, что это ситуация риска, ответственность за такие сроки брать не будем (уже просрочены), будем использовать планируемые периоды + в ходе проекта отразим реальные данные. Нет – выдвигает контрпредложение. Решает, что контрольную точку нужно установить по периоду дат «начало», как установлено законодательно, а окончание – планируемая дата реализации. Переделываем календарный план проекта – все уже то ли рыдают, то ли истерически смеются (содержательно не меняется ничто, кроме календарного плана с датами прошлого периода).

Высылаем заказчику, с пояснениями и прочим.

Ответ потряс всех: с таблицей задач и дат мы разобрались, а вот там у вас какой-то график, как его смотреть, и для чего он нужен? Вежливо отвечаем: «Это и есть диаграмма Ганта». Ответ незабываем: а зачем она нам нужна, нам не надо. И это после четырех недель (Четырех, Карл, недель!) обсуждения календарного плана с представлением диаграммы Ганта.

Господа, занавес! Вот он «афигеоз» внедрения проектного управления на государственном уровне, надеюсь (хочется надеяться), что не во всех ведомствах так.

Прекрасные идеи нашего государства, просто рушатся о неподготовленность самого государства к внедрению проектного подхода. Есть кадровый резерв – там чему-то учат наших государственных служащих. Есть  много разных курсов и стажировок – на них направляют учиться тех же государственных служащих. У нас много лозунгов, планов, программ о внедрении проектного управления в нашей стране,  но для его реализации по какой-то причине не могут установить простой инструмент управления и работы с проектами — MSP. Как так получается?

И знаете, что сотрудник со стороны заказчика сказала: «в идеальном мире может и есть MSP, а нам его никто не давал и не рассказывал, как с этим работать».

Здесь много вопросов, только не пойму: почему лет 20 уже, мир, в котором живу я и MSP, вдруг стал идеальным… Приятно конечно, что кто-то мне завидует, но, кажется нужно просто брать ответственность на себя, и как-то шевелиться.

Да, история эта закончилась тем, что в качестве календарного плана и диаграммы Ганта заказчика устроила форма из трех столбцов: наименование задачи, начало и окончание (где вехи тоже имеют срок начала и окончания)  – первый вариант календарного плана, который был предложен в самом начале.

 Ольга Еремина

 

Университет 3.0.

Оля Еремина

Недавно удалось принять участие в секции «Наука, образование, кадры» в международном транспортном  форуме.

Там прозвучала интересная идея — «Университет 3.0». Интересный получился «зверь», противоречивый такой. Очень занимательный, и привлекательный по природе своей, с одной стороны, и страшненький, с другой. Такая «Фантастическая тварь», обитающая, пока, только в рамках науки. Осталось узнать: когда сей зверь появится на свет общественный, и каким он будет.

Суть идеи «Университета 3.0» проста и в то же время сложна для реализации – объединить все учебно-методические материалы и научные разработки на одной интеллектуальной платформе, которая  самостоятельно сможет осуществлять обработку, обновление и управление всеми методическими материалами, представляя пользователям возможности сокращения времени по анализу материала, поиску перекрестных ссылок, анализу данных и пр.

Ключевое отличие такой платформы  от поисковых систем (которыми большинство из нас пользуется) – это представление запросов по ключевым словам и тегам. Обработка и анализ материала – ответственность пользователя. А здесь – максимум аналитики при минимальных усилиях. Мечта!

Пользователями такой платформы будут: профессура, научные сотрудники и частично студенты (круг ограниченный).

Что они получат от работы с такой платформой? Доступ к неограниченному  числу методических материалов (внесенных на платформу) и представляемым результатам обработки материалов платформы. Фактически, пользователь, взаимодействуя с системой, получит обработанный, лучше даже сказать, сгенерированный аналитический материал (в том числе по перекрестным темам, смежным областям знаний и сопоставлением противоположных и взаимодополняющих точек зрения и решений). Не прелесть ли?! Очень заманчиво!

В перспективе платформа должна будет объединить все данные по всем вузам на всех языках, по всем дисциплинам и научным направлениям. Это в перспективе.

Сейчас стоит задача: выработать ограниченный язык методических материалов. Нет. Не опечатка, именно: «ограниченный язык», таких языков существует несколько. Например, такой язык у пилотов и диспетчеров аэропортов (фразы и слова, которые они могут использовать, четко регламентированы, и только они используются в профессиональной деятельности). Вот и здесь, для всего объема и разнообразия знаний, зафиксированных в методических материалах, потребуется свой ограниченный язык. По какой-то странной причине, пока говорили об этом, подумалось мне, что это будет язык эсперанто или латынь – язык мертвый, но точно ограниченный.

И… стало грустно…. Все те нюансы знаний, которые сейчас содержатся в материалах, дуальность представлений, культурные особенности, отраженные и накопленные в методических материалах могут стать обезличенными, но очень удобными в использовании. Только представьте: у вас в одних и тех же терминах будут описаны физические, культурные, математические, исторические и психологические знания и не только они. Это прекрасно с одной стороны! Есть же примеры, что музыка описывается математическим языком. И грустно, с другой: сотрутся и пропадут те знания, которые могли возникнуть на противоречивости самих языковых понятий.

В общем, получается картина «А.С. Пушкин и Эллочка Людоедка» — словарный запас безграничный и ограниченный, у каждого свои прелести словарного запаса. А ведь это тоже сложная задача: как не потерять знания при использовании ограниченного языка? Решение (по крайней мере, в рамках доклада), увы, не было озвучено.

На данный момент эта идея в разработке. Давайте подождем, что из этого получится, надеюсь, что все задачи будут решены и даже ограниченный язык не станет причиной потери знаний, а наоборот будет способствовать приросту знаний, их генерации в рамках системы.

Рождение системы дело не скорое: и язык выбрать, и определить, как он будет ограничен, и материалы на него перевести (даже с русского на русский – заменить используемые понятия, на понятия, выбранного ограниченного языка), внести данные и запустить процесс – интеграции, синтеза и анализа данных – генерации новых идей и материалов. Что из этого выйдет – увидим со временем. Но очень ждем новых возможностей.

Искренне верю, что такой университет (3.0), пусть на первых этапах доступный для ограниченного числа пользователей, откроет новые перспективы работы с материалами и, в последующем, обеспечит доступ к знаниям для всех готовых и желающих учиться по жизни.

Ольга Еремина

Про уколы и стандарты

У меня заболели уши и мне назначили уколы. Я пошла в процедурный кабинет, разузнать, что и как. Медсестра вызвала восхищение: аккуратная внешность, красивая форма, хорошая прическа, вежливая, улыбчивая. Объяснила все подробно, и попрощалась до завтра.

Завтра я пришла на первый укол. Восхищение повторилось. Четкие и вежливые инструкции: куда ставить сумку, куда класть лекарства, куда садится, как работать кулаком. Подушечка протерта, новые перчатки надеты. Ввода иглы я не почувствовала. Все было сделано четко и аккуратно, все внимание ее было на уколе. К месту укола она приложила марлевую салфетку и аккуратно забинтовала. Нечего и говорить, что все инструкции, что делать с повязкой, тоже были даны. Естественно, никакого следа укола на руке не осталось. Медсестра была настолько хороша, что я только восхищенно улыбалась.

Сразу скажу, что больше таких чудес не было. Все последующие сестры, которые почему то были каждый день разные, всё делали не так.

Вторая медсестра не стала забинтовывать руку, согнула в локте и отправила. Пришлось сидеть и ждать в коридоре 10 минут. Перчатка у нее была на одной руке, этой же рукой она писала в процедурном листе, и ей же и делала укол. При этом никаких инструкций она не давала совсем, потому что говорила по телефону всё время процедуры. Введя иглу, она остановилась, и около минуты оживленно беседовала по телефону, потом все-таки про укол вспомнила и продолжила, не прерывая разговора.

Третья медсестра была беременна и озабочена своими анализами, которые ей принесли как раз в момент моего укола. Укол она делала вообще не глядя, смотрела в сторону, на лист с анализами, который лежал на столе и обсуждала с другой медсестрой то, что видела. Эта медсестра тоже попыталась отправить меня без бинтования, но у меня не было лишних 10 минут, да я уже и разобралась, что это делать нужно по правилам, просто не все эти правила соблюдают. Я попросила забинтовать. Она молча забинтовала, так и не оторвавшись от своих анализов. Профессионал. Полный автоматизм действий. Если бы еще гигиена рук соблюдалась, эх.

Четвертая медсестра тоже про гигиену рук видимо позабыла, это вообще оказалось самым слабым местом почти у всех. Ей стало душно и она пошла в коридор, открывать окно. В перчатках. Т.е. и дверь, и окно она открывала в тех же перчатках, в которых потом делала уколы.

Пятая с виду была аккуратна, в отличие от предыдущих, и от нее неприятностей я не ждала. Вот тут-то они и случились. Иглу она ввела чуть ли не с размаху и сантиметра на полтора, если не больше. Стало больно сразу, я морщилась, но терпела. Как потом выяснилось — зря, надо было сразу сообщать (это меня просветила следующая медсестра). Больно при введении лекарства быть не должно. Мне же было так больно, что пришлось сидеть минут 15 в коридоре и приходить в себя. Рука болела еще два дня, позеленела и вздулась. Видимо она все-таки проткнула вену насквозь.

С тех пор на уколы ходить стало страшно. Пришло понимание, какие риски подстерегают на каждом этапе процедуры, и чем они могут закончиться. И все зависит от человеческого фактора. Я видела,  как должно быть (мой первый удачный опыт) и видела, что никто больше так не делает.

Следующая медсестра удивила меня больше всех. Она вообще была без перчаток. И руки у нее были просто грязные, с грязью под ногтями. Такого я не ожидала. Она придавила укол куском ваты (ни одна медсестра до этой так не делала, у них специальные марлевые салфетки есть в отдельном лотке), где она взяла вату вообще не ясно. Я не рискнула просить ее бинтовать и поскорее сбежала от нее.

Седьмой день принес счастье. Укол мне делала моя первая волшебная фея. Много ли надо человеку для счастья? Оказалось, самую малость. Просто, чтобы все делали как положено, по стандарту.

А такой стандарт точно есть. И гигиена рук в нем стоит отдельным пунктом, который помимо всего прочего включен в международный стандарт безопасности медицинской помощи, который при несоблюдении приводит к самым критичным последствиям по внутрибольничным инфекциям. И стоит в первой десятке приоритетов, которые сформулированы международной медицинской общественностью для повышения безопасности и качества медицинской помощи. Т.е. мы имеем ситуацию, когда проблема вполне осознана, разработаны стандарты, они всем известны, включая уже и клиентов-пациентов, но! Соблюдает их по моей статистике 10% персонала.  А сколько в реальности страшно даже предположить.

Что же делать? Ответ очевиден. В скобках заметим, что не всем. Но нам то, консультантам по организационному развитию, понятно, что этот стандарт сам по себе работать не будет. Не достаточно его написать. Ему надо обучить, включая показ, что будет, если им пренебрегать. Если бы сестры знали статистику о том, что бывает при нарушении только гигиены рук, кто-то из них изменил бы поведение, я уверена. Но и этого недостаточно. Если выполнение стандарта не проверять, рано или поздно уровень его соблюдения снижается.

Ну и самое главное. Выполнение стандарта должно быть точкой концентрации внимания первого лица. Руководитель должен на самом деле переживать и постоянно, при каждом удобном случае, говорить об этом. На совещаниях, в выступлениях, при личных беседах, при обходах, даже в соцсетях. И только тогда сотрудники поймут, что это действительно важно!

P.S. Возвращаясь мыслями к разнице между первой и остальными медсестрами, понимаю, что видно ее невооруженным глазом. Причем еще до того, как начаты сами уколы. Примерно как между библиотекарем и советским продавцом. И разница эта в культуре.

P.P.S. Третья (или четвертая) медсестра делала укол в день дарения книг. И вот как она прокомментировала этот праздник. «Сейчас пойдем купим книги и будем их дарить друг другу. Только книги сейчас никому не нужны. Сейчас интернет. Мой отец собирал книги, а я в 2000 году собрала их в мешок и отнесла на помойку. Он приходит домой с этим мешком и говорит, какой-то дурак выкинул такие хорошие книги. А это я тот дурак».

Манифест человека мира

Этот текст обязан своим появлением Сергею Янковскому, режиссеру, актеру, человеку мира. От него я и узнала этот термин, поняла, что он очень точно определяет мои ценности и действия. Сегодня я прочитала его пост в группе «Общественное движение «Человек мира» и задумалась, а что значит для меня быть человеком мира? Что я делаю как человек мира? И вот получился такой список, который я, после прочтения, назвала «Манифестом человека мира». Размышления привели меня к тому, что если каждый будет делать хоть что-то в этом направлении, то постепенно эти идеи и образ жизни станет преобладать в мире. Не нужны революции, обвинения и призывы одуматься. Каждый сам приходит к осознанию важных вещей. И каждый может не только действовать сам, но вовлекать в общее дело тех, кто рядом. И у каждого будет свой список и свой манифест, который тоже будет меняться и дополняться со временем.

Главное – начать думать об этом.

 

Планета, природа, экология

  1. Раздельный сбор мусора. Собирать отдельно бумагу, пластик, металл и сдавать в переработку – в специальные сетки для перерабатываемых отходов на мусорных площадках. Большая часть мусора – это вторсырье и его можно перерабатывать.
  2. Чистота. Не мусорить. Участвовать в акциях по уборке, таких как «Чистые игры»
  3. Беречь воду. Принимать душ вместо ванны, не оставлять включенным кран, когда вода не нужна, например, когда чистишь зубы.
  4. Не выкидывать старые вещи, сдавать их в переработку или отдавать тем, кому они могут пригодиться. Например, магазин «H&M», фонд «Добрые вещи», общественное движение «Спецоперация «Бабушка» многодетным семьям.
  5. Не выбрасывать опасные отходы: батарейки, градусники. Сдавать в переработку, например, в диспетчерскую  ОДС своего района.
  6. Беречь природу. Не мусорить, не оставлять костров, перечислять пожертвования в фонды, например, в Фонд дикой природы WWF или Гринпис, или участвовать в акциях, например, сажать деревья.
  7. Экологическое просвещение. Рассказывать близким, взрослым и детям, о правильных привычках и проблемах экологии, привлекать внимание к теме. Участвовать и проводить просветительские мероприятия, такие как «Эко-лето»

 

Люди, животные, милосердие

  1. Помогать сиротам в социализации самостоятельно или через такие фонды как «Арифметика добра». Быть наставником или принять в семью.
  2. Помогать одиноким старикам материально или заботой. Самостоятельно или, например, через фонд «Старость в радость» отправлять открытки к праздникам или через общественное движение «Спецоперация «Бабушка» направлять продуктовые посылки к праздникам.
  3. Перечислять регулярно посильные средства в разные фонды, например через ресурс «Нужна помощь» или выбрать для пожертвований один из фондов, например, Фонд профилактики рака «Не напрасно»
  4. Заботиться о бездомных животных, через помощь приютам или принятие животного в семью.

 

Культура, ценности, искусство, гуманность

  1. Ценности. Уважать других (не только людей). Думать не о себе и своей выгоде, а о планете в целом. Не ставить себя выше всех, уважать другие виды жизни, не истреблять их. Быть неравнодушным, быть тем, кому не все равно.
  2. Культура. Развивать культуру и искусство, повышать свой культурный и духовный уровень и пропагандировать развитие культуры среди близких. Равняться на таких людей как Михаил Казиник.
  3. Не использовать мат. Это агрессия, страх или цинизм. Своим поведением быть носителем культуры.
  4. Быть волонтером (работать бесплатно) в каком-либо фонде или общественном движении, или работать pro bono, оказывая свои профессиональные услуги тем, кто не имеет возможности оплатить их в полном объеме, например, как в образовательном проекте по самоопределению для подростков «PROфессия». Самостоятельно организовывать или участвовать в социальных проектах.
  5. Благодарить тех, кто делает что-то хорошее. И лично, и публично, например, как в рубрике «Спасибо!» на этом сайте.
  6. Привлекать внимание близких к теме, рассказывать о концепции и философии человека мира, самостоятельно или, например, через Общественное движение «Человек мира».

 

Мир, будущее

  1. Мир без войн. Не поощрять разделение планеты границами и патриотизм, который ведет к вражде народов. Стремиться к планете без войн. Не участвовать и не пропагандировать войны в любых видах, не поддерживать инициативы правительств по войнам.
  2. Думать о будущем человечества. Чувствовать свою ответственность за это будущее. Вести себя так, чтобы не было стыдно перед другими цивилизациями: инопланетными или дельфинами, например.

 

Вместо эпилога к своему манифесту хочу привести цитату группы «Моя дорогая» — «Будущее, отраженное в начищенной сабле, кажется мне не честным»

Умеют ли ВУЗы передавать навыки и должны ли они это делать?

19 мая 2018 года я приняла участие в круглом столе Международного Московского Университета «Диалоги об образовании. Институты трансляции навыков: между Университетом и практикой». Участники круглого стола делились кейсами о передаче навыков в формате вузовского образования. Большинство собравшихся (из представителей ВУЗов) согласились с мнением, что ВУЗы не умеют передавать навыки, а ориентированы скорее на формирование мышления и мировоззрения. В целом, соглашусь с такой позицией. Однако так происходит вовсе не потому, что ВУЗ, как институт, не может заниматься передачей навыков в принципе, а скорее потому, что такой задачи ВУЗы перед собой просто не ставят. Мой кейс был чуть ли не единственным позитивным примером передачи навыков в рамках учебного курса в ВУЗе. Я поделилась опытом построения курса «Теория и практика супервизорства» в МПГУ. Акцент в моем курсе был сделан на формирование таких навыков консультанта, как умение задавать вопросы и выявлять потребности клиента в процессе интервью, построение взаимоотношений с клиентом, а также написание текстов. Студенты, которые активно участвовали в занятиях и выполняли домашние задания, довольно существенно продвинулись на пути формирования данных навыков. Мотивация же к обучению поддерживалась системой балльного оценивания, когда каждое задание имело свой весовой коэффициент в зависимости от сложности, а также баллы можно было заработать активным участием в занятиях, выполнением заданий в срок и хорошим оформлением.

Заставлять или не заставлять?

Считается, что детей не нужно заставлять что-то делать. Целиком и полностью поддерживаю данный принцип воспитания. Теоретически. На практике же постоянно нахожусь между тем, что если не заставлять, то делаться вообще ничего не будет, причем радостно. А если заставлять, то чувствуешь себя цербером и надсмотрщиком. Настроение портится в обоих случаях. Ребенок хочет гулять, играть, смотреть телевизор, есть чипсы и пить кока-колу. Родители считают, что ему надо учить уроки, делать хоть что-то по дому, читать, питаться правильно. Редко удается сделать все, что считает необходимым сделать родитель и успеть сделать то, что хочет ребенок. Именно в такой последовательности. Потому что если сначала разрешить ребенку делать то, что он хочет, то потом делать то, что надо (родителям) заставить уже не удается. Опять заставить. Заставлять очень противно. Не заставлять – есть все шансы, что ребенок не научится ничему. Три года мы заставляли учиться. Ребенок из-под палки научился писать, считать и читать. Все кое-как, но умеет. Если бы не заставляли – ничего этого бы не умел. Ему это попросту  не надо. Он не понимает, зачем учиться вообще. Недавно додумался до фразы «вам надо, вы и читайте». Логично. Кому надо, тот и делает. Для меня это вопрос неразрешимый. Я не могу объяснить, зачем нужно учиться. Потому что интересно узнавать новое? Не интересно. Чтобы быть образованным человек? Это еще зачем. Чтобы тебя уважали? Глупости. Чтобы расплачиваться в магазине? Продавец же умеет считать, она и посчитает. А если обманет? Ну и ладно. Денег что ли жалко, еще можно у родителей взять. На работу не возьмут? Вот и хорошо, я и не хочу работать, хочу отдыхать. А жить на что? Да как-нибудь. И т.д. и т.п. Нет у меня аргументов. Зачем учились мы? Так было надо и все. Тоже не особо хотелось, но надо есть надо. Сейчас понятие «надо» у многих детей отсутствует. Почему мы, взрослые, читаем? Интересно, увлекательно. А детям – нет, не интересно. Ролик короткий посмотреть интересно, читать – нет. Слишком долго и трудно. Родители рано или поздно выбирают путь «не заставлять». Он спокойнее и комфортнее для всех. Когда сил больше нет. А у ребенка просто больше энергии на то, чтобы отстоять свое «хочу». Что будет дальше, если среди подрастающего поколения тех, для кого «хочу», важнее «надо», станет большинство? Будет ли это общество всеобщей безответственности, где каждый думает только о себе? Или это будет общество настоящих творцов, которые не ограничены рамками морали, долга, обязательств, а свободно выражают себя? У меня нет ответа. Мне бы хотелось, чтобы вокруг были люди творческие и свободные. Но я очень опасаюсь, что отсутствие границ и рамок приведет к тому, что никому ни до кого не будет дела. При этом общество, весьма возможно, разделится на тех, кто работает и несет за что-то ответственность и тех, кто работать не хочет и предпочитает жить за чужой счет. Часто последнее время вспоминаю фразу из моего советского прошлого «жить в обществе и быть свободным от общества нельзя». Всегда размышляла над этой фразой с позиции того, что даже если ты полностью не ободряешь того, что происходит в обществе, в котором ты вынужден жить, тебе все равно придется следовать каким-то требованиям, которое это общество устанавливает. Современный человек один (на необитаемом острове, например), если и выживет, то с трудом, а подавляющее большинство не сможет жить самостоятельно, без привычных и обычных уже благ цивилизации. Без света, воды, тепла, еды, одежды. То есть хочешь комфорта, будь добр выполняй требования общества, которое тебе этот комфорт дает. Но что будет, если общество перестанет что-либо требовать? Требования – это ведь то самое «надо» и есть.