Зачем я начала работать со школьниками

Когда 2 года назад я впервые за свою профессиональную жизнь решила поработать со школьниками, многие спрашивали меня, зачем мне это надо. Еще не до конца осознавая глубину начавшегося процесса, я искренне отвечала, что как социолог в душе, хочу ближе узнать и понять современную молодежь. Чем она дышит, что ей интересно, что их волнует, какой образ жизни они ведут. Почему-то мне не верили. Но подростки — это те, от кого зависит наше будущее. И в какой-то момент я поняла, что хочу понять каким это будущее будет и возможно как-то повлиять на него. Потому что то настоящее, которое мы имеем сейчас — это результат стремлений и желаний моего поколения. И я вижу, как наши мечты воплотились в жизнь. О чем я мечтала,  когда была подростком и заканчивала школу? Прежде всего о свободе. О свободе выбора, о свободе общества. Я была октябренком, пионером и комсомольцем. И до какого-то момента верила в идеалы справедливого общества. Но по мере взросления все больше понимала, что живем мы в обществе лицемерия и двойных стандартов. Пионерский галстук мы называли удавкой, но послушно носили его и никому не приходило в голову прийти в школу без него. Это было немыслимо. Самое страшное, что можно было себе представить, это быть исключенным из пионеров. Это было равносильно тому, чтобы быть исключенным из жизни. При  этом мы видели, что наши учителя, вожатые и вообще взрослые, наделенные властью, говорят нам правильные вещи о добре и справедливости, но при этом пользуются данной им властью в личных целях, немало не заботясь об общем благе. Мы, начиная со школы, тратили массу времени на чтение и заучивание наизусть текстов Маркса, Энгельса и Ленина и должны были знать наизусть все актуальные партийные документы. Наш 10 класс был в ужасе, когда мы 2 года учили 25 съезд КПСС, и вдруг за пару месяцев до выпускных экзаменов состоялся 26 съезд партии и надо было все переучивать. Поэтому наши мечты — это мечты о свободе, о собственном выборе делать то, что хочется, а не то, что должны делать все. Наши мечты сбылись. Конечно, совсем не так, как хотелось. Но ведь и хотелось то нам не чего-то конкретного, не чтобы было что-то. А как раз наоборот — хотелось, чтобы не было того, что делало жизнь такой лицемерной. И вот мы получили возможность читать «Мастера и Маргариту» и Солженицына (бывших под запретом), фантастику и приключения (которых просто было не достать нигде), получили возможность свободно выражать свои мысли и заниматься предпринимательством (тоже бывшим под запретом и уголовно наказуемым), или же вообще не работать, а заниматься творчеством и самореализацией (что тоже было уголовно наказуемым как тунеядство). Довольна ли я этим? Конечно. Ни при каких обстоятельствах я не хочу, чтобы та жизнь, которая была у нас в моем детстве и юности продолжалась до сих пор. Нравится ли мне полученный результат? Не совсем. Что-то по пути забылось и растерялось. В чем-то мы из одной крайности скатились в другую. Например, из общества тотальной идеологизированности мы стали обществом без идеологии вообще. Из общества, где процветал вещизм (все кругом мечтали только о том, чтобы достать что-то: одежду, еду, книги), мы превратились в общество потребления (уже ничего не надо доставать, можно купить все спокойно, но жажда накупительства только возрастает). Возможность заработать столько, сколько хочешь (в отличие от прошлых стандартных 120 — 200 рублей  в месяц за любой труд), привела к тому, что жажда денег просто отодвинула все другие мотивы и помыслы. И вот, работая с подростками, я обнаруживаю, что все эти побочные эффекты наших устремлений у современных детей не наблюдаются. Они снова размышляют о добре и зле, плюсах и минусах бессмертия, о том как предотвратить третью мировую войну, как полететь на Марс, как спасти экологию планеты и в чем смысл жизни. И они не зациклены на деньгах, не меркантильны. Деньги не являются для них первым приоритетом. И они умеют мечтать и мечтать правильно. Не так как делали мы: хочу, чтобы этого всего не было. А в формате: хочу, чтобы было так то и так то. Вот и ответ. Я хотела понять их ценности и возможно как-то повлиять на них, исходя из своего взрослого понимания механизмов преобразования мечтаний в реальность. И я вижу, что их образ мыслей очень созвучен моему и в общем никакого влияния оказывать и не нужно. Они двигаются в правильном, с моей точки зрения, направлении. И достаточно просто поддержать и одобрить, заметить важные вещи и акцентировать на них внимание. И теперь я верю, будущее которое построят современные школьники через 20-30 лет, будет классным, интересным и более правильным.